info@gorod24.online

+7 (978) 874-70-20

<
Пред
Предыдущая новость
<
Проблему бездомных животных может решить не стерилизация, а приют
>
След
x
Следующая новость
>
Поиск хореографических талантов

Чуть не расстреляли — «за очки»

6 декабря 10:47 1178 0

Завершаем публикацию, посвященную столетию Октябрьской революции, и рассказывающей о захвате власти в Феодосии большевика. После власть еще несколько раз переходила из рук в руки, в том числе иностранной интервенции, но, в конце концов, после кровопролитной гражданской войны, в Феодосии, как и в целом по стране установилась советская власть. Редакция «Фео.РФ» благодарит за сотрудничество историка Андрея Бобкова.

Окончание. Начало можно прочитать здесь

«За очки»

Сразу после «отражения атаки» всадников 5-го эскадрона Федько И.Ф. и Грудачев П. начали организовывать из имевшихся в наличии солдат и рабочих импровизированные боевые отряды. Некоторое время группа «эскадронцев» оборонялась на рынке у «мясного пассажа», сдерживая огнем из пулемета восставших. Но вскоре они отступили, бросив пулемет. В суматохе восставшие чуть не расстреляли у рыбного пассажа базара секретаря большевистской организации Даугула-Дауге — «за очки». С большим трудом отбили его сердобольные прохожие, узнав в окровавленном и трясущемся человеке преподавателя Городского училища.

Небольшая группа ополченцев попыталась закрепиться в старой Генуэзской цитадели, где также располагался один из армейских арсеналов. Но в течение нескольких часов они были выбиты оттуда отрядом рабочих депо станции Сарыголь.

Отступая по Итальянской, Земской и Лазаретной, отряды «эскадронцев» и «ополченцев» закрепились на набережной — у купален, в ряде подвалов домов на Земской улице и в зданиях Земской управы и Почты на ул. Галерейной. С Земской их выбила группа бойцов под командой Суворина, а отряд под командой Грудачева попытался захватить здание почты, но был отброшен.

Ближе к вечеру группа всадников и ополченцев ротмистра фон Гримма попыталась перейти в наступление и вытеснила большевиков с Айвазовского (ныне Галерейная улица — прим. ред.) переулка. Но, в это же время повстанцы выбили «эскадронцев» последовательно из городских купален и с железнодорожного моста, поэтому отряд фон Гримма вновь отошел к почте. Было послано срочное сообщение в Симферополь с требованием высылки подкреплений. К вечеру после упорного боя большевикам удалось захватить почту.

Отряд фон Гримма начал с боем отходить по Лазаретной (ныне ул. Куйбышева) и к полуночи правительственные части закрепившись в садах у поселка Бакурба (около Лысой горы), дачи Голицына (на Белом бассейне) и у дачи Суворина, стали приводить себя в порядок.

Непосредственно против них большевики сосредоточили два сборных отряда: у Водонапорной башни на Белом бассейне во главе с Грудачевым и у дачи Суворина — Краснобаева, а между ними расположили ряд пикетов из трех отрядов. Кроме того, из членов профсоюзов и солдат была организована «Дружина по охране города» под командованием Константина Еленко. Прапорщик Иван Федько отправился на почту и ему вновь удалось связаться с Севастопольским Военно-Революционным Комитетом. Доложив обстановку, он потребовал немедленной помощи, ссылаясь на слабость сил и возможность переброски правительственных войск из Симферополя и Джанкоя.

Грабежи

Следует отметить мужество защитников города, численность которых, если считать горстку ополченцев и городскую милицию, едва достигала 100 человек, в то время как большевистские отряды насчитывали от 300 до 500 активных бойцов, считая рабочих и солдат 35-го запасного полка, при двух (минимум) станковых пулеметах. Даже большевики подчеркивали исключительную стойкость всадников 5-го эскадрона, которые, по свидетельству Грудачева, «упорно сопротивлялись, цеплялись за каждое дерево, камень».

Всю ночь в городе и на его окраинах гремели выстрелы. Часть солдат- 35-го полка и уголовные элементы занялись грабежом винных и продуктовых складов. Погром сопровождался грандиозным пьянством, причем грабили и ближайшие к городу поселки, вывозя в город вино. Брошенный без охраны цейхгауз 35-го полка был за ночь окончательно разграблен «жителями городских слободок».

В течение дня И.Федько переформировал имеющиеся силы, придав им более-менее правильную организацию. Был сформирован Штаб Красной Гвардии, который фактически и захватил власть в городе. Начальником его и стал Федько. Для снабжения красногвардейцев были конфискованы запасы завода Неофита. Штаб практически не сотрудничал с городским Военно-Революционным комитетом (ВРК), а лишь терпел его из-за неясности общей ситуации.

Уже во время боя в Севастополь был отправлен матрос Лысенко с письмом от Федько: «В Феодосии организован военно-революционный комитет, эскадрон удален из Феодосии. Ожидается прибытие из Джанкоя эшелона эскадронцев. Все зависит от Вашей помощи».

Реакция власти

В действительности ВРК, а вернее «Временное бюро по образованию Военно-Революционного комитета» был сформирован людьми, не имевшими никакого отношения к восстанию. В основном это были местные меньшевики, социалисты-революционеры и немногие большевики.

Пока продолжался бой в Феодосии и на ее окраинах, «Временное бюро ВРК», возможно по инициативе лидера меньшевиков Виктора Бианки попыталось локализовать мятеж. Прежде всего, в контакте с представителями Земской и Городской управ и профсоюзами металлистов и портовиков была сформирована «Дружина по охране города». Благодаря ей и отчасти солдатам город не был полностью разграблен. Членами «Временного Бюро» к вечеру 2 января было отпечатано в типографии Штейнгольца и расклеено по городу воззвание:

«Ужасное совершилось. Братоубийство нашло место на улицах нашего города. Этого не должно быть! Это должно прекратиться. Призываем всех граждан к спокойствию. Необходимо создать общую власть — военно-революционный комитет.

Призываем всех представителей Советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, представителей всех профессиональных союзов, всех социалистических организаций, представителей от матросов, солдат и крымчан собраться сегодня, 2-го января в 8 часов вечера в помещении совета солдатских депутатов. Граждане! Оружие разграблено, могут начаться грабежи и хулиганские убийства. Дружно прекратим все эти безобразия».

Временное бюро для образования военно-революционного комитета».

Реакция военных

Получив сведения о мятеже в Феодосии, «Штаб Крымских войск» спешно направил на поддержку 5-му эскадрону к Феодосии подкрепление: стрелковый эскадрон 1-го Крымского конного полка и две офицерские роты по 25 человека в каждой. Командиром всей группы был назначен помощник начальника «Штаба Крымских войск» капитан Стратонов.

Большевики о посылке подкреплений 5-му эскадрону узнали совершенно случайно. В 2 часа ночи 3 января на станцию Сарыголь позвонили из Джанкоя и потребовали открытым текстом отправить паровоз в Джанкой для перевозки войск «Крымского Штаба». Красные паровоз, естественно, не дали. Капитану Стратонову пришлось для переброски войск в Феодосию брать паровоз в Мелитополе, о чем феодосийские большевики узнали уже к утру. В течение часа была сформирована группа из железнодорожников. Отряд перебросили под Владиславовку и на 88 версте путь, на протяжении нескольких сот метров, был разобран. Именно поэтому отряду капитана Стратонова пришлось добираться до Феодосии из Владиславовки пешим порядком.

«Вся небольшая войсковая группа готова была атаковать противника, арестовать всех главарей, восстановить в городе порядок и принять меры к прекращению дальнейших выступлений большевиков. Командиры рот и эскадронов просили капитана Стратонова отдать приказание о наступлении, но капитан Стратонов не разрешил переход в наступление, считая его преждевременным». Вместо этого, теряя драгоценное время, он предъявил восставшим ультиматум: сдать все оружие в 24 часа, после чего он введет отряды в город для наведения порядка и наказания виновных В ближайшие дни боевых столкновений не происходило, лишь иногда возникали перестрелки между пикетами.

Сигнал для всего Крыма

Уже 4-го января был отправлен из Севастополя миноносец «Пронзительный» с представителями Центрофлота и Севастопольского военно-революционного комитета, который и прибыл в Феодосию к вечеру того же дня, высадив на берег небольшие отряды матросов. В тот же день прибыл миноносец «Керчь», так же высадивший небольшой отряд, человек 20. После 5 января из Севастополя прибыл миноносец «Калиакрия», доставивший также оружие.

Оценив обстановку, руководители десантных отрядов отправили 5 января в Севастополь телеграмму: «Город в руках рабочих, за городом оказалось около 300 «эскадронцев» Принимаем меры для водворения порядка. Необходимо выслать 25 ящиков русских патронов, 25 — французских, 15 — австрийских, 1 горную пушку, с ней снаряды, 1 аэроплан».

Несмотря на некоторое затишье в военных действиях, Штаб Красной Гвардии пребывал в полной уверенности, что без помощи из Севастополя город удержать нельзя. Поэтому было решено послать в Севастополь секретаря горкома РСДРП (б) Констансова, к которому присоединился Даугул-Дауге.

В итоге 5 января в Феодосию отплыл миноносец «Фидониси» со 150 матросами. Прислали даже гидроавиационный отряд, который проболтался в Феодосии до конца февраля, требуя от феодосийских «красных» властей денег и довольствия. Еще через два дня, правда, несколько запоздав, прибыл отряд Красной гвардии из Керчи. После этого никакой надежды отбить город у большевиков, со столь ничтожными силами, у капитана Стратонова не осталось. Драгоценное время было потеряно. Кроме того, в предыдущих стычках погибли многие командиры отряда и все офицеры 5-го эскадрона, да и развернувшиеся по всему Крыму бои отрядов Севастопольского ВРК с правительственными войсками шли явно не в пользу последних.

После несколько коротких перестрелок, последовавших в течение 5-6 января объединенные отряды Феодосийской Красной Гвардии, дружины профессиональных союзов и матросов оттеснили отряд капитана Стратонова в степь и вынудили его начать отступление на Джанкой.

К 11-му января матросы «Пронзительного» посчитали свою миссию в Феодосии выполненной и просили у Центрофлота разрешения вернуться в Севастополь. По всей видимости, прибывшие в Феодосию морские отряды не приняли участия в боевых действиях, так как не понесли потерь. Несмотря на это, присутствие в городе боевых кораблей и высадка десантных отрядов сыграла большую психологическую роль.

Первая значительная удача в Феодосии воодушевила большевиков и послужила сигналом для выступлений по всему Крыму...

Спасибо за Ваш интерес к нашим статьям.

Пожалуйста, введите ключ или купите подписку, чтобы продолжить просмотр новости

Ваше участие поможет сделать новости Феодосии лучше!

Автор новости: Фео.РФ